Вторник, 12.12.2017, 08:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Вводная информация

Форма входа


Статистика

Главная » 2011 » Ноябрь » 18 » Кто спасет Европу на этот раз? / "Canadian Business", Канада
Кто спасет Европу на этот раз? / "Canadian Business", Канада
15:51

В начале месяца французский президент Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) выступил со зловещим предупреждением относительно будущего Европейского Союза. Только-только было достигнуто соглашение о предотвращении катастрофы в ЕС еще на некоторое время – уже третье подобное соглашение в этом году – но политические беспорядки в Греции уже грозят пустить его под откос. То, что Греция может покинуть еврозону, выглядит вполне реальной возможностью. «Мы не можем согласиться принять взрыв евро, который будет означать взрыв Европы», - заявил Саркози журналистам на пресс-конференции. «Евро – это гарантия мира на континенте, на котором были ужасные войны – более жестокие, чем где бы то ни было еще в мире – и не в XV веке, а в ХХ».

Вспоминая об истории войн на континенте, Саркози, возможно, переоценивает опасность эффекта, но его комментарий служит напоминанием о том, что риски, с которыми сталкивается Евросоюз, выходят далеко за рамки экономики. Европейцы искренне обеспокоены тем, что разрыв валютного союза может привести к подъему национализма и начать подпитывать конфликты между государствами-участниками. Немецкий канцлер Ангела Меркель озвучила подобные опасения, когда выступала в парламенте Германии в прошлом месяце. «Никто не должен думать, что еще полвека мира и процветания гарантированы», - сказала она. Слабеющая Европа также менее способна работать вместе с Соединенными Штатами над решением вопросов внешней политики и обороны, не в последнюю очередь связанными с обузданием растущего влияния таких держав как Китай и Россия. Кризис в Евросоюзе может, на самом деле, оказаться возможностью для этих двух поднимающихся гигантов начать заноситься, важничать и давить авторитетом. И чем дольше Европа будет бороться за выживание, тем быстрее глобальная сила и влияние переключатся с Запада в другую сторону.

США начинают осознавать последствия. Комитеты по международным отношениям обеих палат конгресса впервые проводят слушания по кризису в Европейском Союзе этой осенью. Исторически США играли значительную роль в делах других регионов мира; они были автором Плана Маршалла по восстановлению Европы после Второй мировой войны, в конце концов. Американцы также постоянно брали на себя лидерство и руководство в деле выработки решений для преодоления былых финансовых бедствий, таких как латиноамериканский долговой кризис 1980-х годов, мексиканский кризис песо в 1995 году и азиатский финансовый кризис в 1997. Но в отношении нынешних проблем Европы американские лидеры испытывают нежелание вмешиваться. «Мы сложили с себя ответственность в отношении глобальной экономики и в отношении самих себя», - говорит Брюс Стоукс (Bruce Stokes), научный сотрудник Германского фонда Маршалла в Вашингтоне, политического института, продвигающего сотрудничество между Северной Америкой и Европой. 

Стоукс, который выступал на слушаниях в комитетах по международным отношениям обеих палат конгресса, признает, что есть множество понятных причин такого недостатка действий. США увязли в своих собственных бюджетных проблемах и ужасной ситуации с безработицей. Общественность практически не требует от своих лидеров делать что-то с финансовым кризисом по ту сторону Атлантики, тем самым давая политикам предлог его игнорировать. Федеральный резерв провел ряд обменов валютой с Европейским Центробанком, фактически дав ЕЦБ больше евро для размещения, но вряд ли он будет делать что-то большее. Дальнейшие действия, такие как предоставление финансирования европейским подразделениям американских банков, вероятно, станут поводом для критики Федрезерва в США, говорит Стоукс. Американские лидеры на данный момент лишь призывают Европу разрешить кризис – и быстро. Министр финансов Тимоти Гейтнер (Timothy Geithner) ездил на встречу с министрами финансов еврозоны в сентябре, но обидел некоторых, возразив против плана по введению налога на глобальные финансовые транзакции.

Подход Канады столь же прохладный. «Это богатые страны, которые должны обладать – и обладают – средствами для того, чтобы справиться со своими собственными проблемами», - заявил премьер-министр Стивен Харпер во время последней встречи «большой двадцатки». Министр финансов Джим Флаэрти (Jim Flaherty) повторил эту точку зрения в интервью Financial Times в этом месяце. Даже если бы у Канады был бы предпочтительный вариант решения кризиса, неясно, достаточно ли было бы ее политического и экономического веса, чтобы воздействовать на европейских лидеров. 

Если ни США, ни Канада не желают или не могут возглавить процесс помощи Европе, тогда кто это сделает? Европейские лидеры переключились в своем внимании на страны БРИК (Бразилию, Россию, Индию, Китай), как минимум в плане предоставления финансирования для возможного разрешения кризиса. В октябре европейские лидеры достигли договоренности об увеличении размера Европейского фонда финансовой стабильности (ЕФФС - European Financial Stability Fund – EFSF), призванного удерживать проблемные страны от дефолта по своим обязательствам, с 440 миллиардов до 1 триллиона евро. Однако у них есть лишь смутное представление о том, как именно увеличивать этот фонд, но некоторые надеются, что страны БРИК внесут значительный вклад посредством покупки облигаций ЕФФС. На данный момент страны БРИК пока не взяли на себя никаких обязательств, они ждут большей ясности в отношении этого предложения.

После того, как соглашение об увеличении размеров фонда было достигнуто, свой первый визит глава ЕФФС Клаус Реглинг нанес в Пекин. У Китая есть 3,2 триллиона долларов в золотовалютных резервах, и председатель КНР Ху Цзиньтао знает, что Китай потенциально может много получить, помогая еврозоне. Например, ему может быть присвоен Евросоюзом статус рыночной экономики: признание того, что цены на товары и услуги устанавливаются рынком, а не властями. Китай часто обвиняют в нарушении правил торговой политики посредством наводнения европейских рынков товарами по более низким ценам, чем он взимает на родине. Если страна станет официально считаться рыночной экономикой, она получит преимущество в разрешении подобных споров в рамках Всемирной торговой организации (ВТО). В 2016 году она так или иначе добьется данного статуса, поэтому приближение этого момента на несколько лет может рассматриваться как политически приятный вариант в еврозоне.

Есть также ряд неоднозначных вопросов, решение которых Китай может попытаться продвинуть. Например, он может постараться убедить другие страны снизить накал своей критики в адрес Китая за то, что он поддерживает искусственно низкий курс своей валюты, а также перестать обвинять его в многочисленных нарушениях в области прав человека. По словам Кеннета Либерталя (Kenneth Lieberthal), директора Китайского центра Джона Тортона (John L. Thorton China Center) в Вашингтоне, китайские руководители могут также постараться убедить ЕС положить конец запрету на продажу вооружений в Китай.

Однако шансы на то, что такой взаимовыгодный обмен состоится, слабы. «Мнение, что Китай примет активное участие в спасительных мерах, это лишь принятие желаемого за действительное среди некоторых европейцев», - отмечает Либерталь. Для начала, надо вспомнить, что за размещение валюты в Китае отвечает Государственная администрация по обмену валюты, которая очень финансово консервативна. Ее обязанностью является сохранение капитала и гарантирование разумного уровня возврата инвестиций; вливание денег в черную дыру еврозоны будет трудно оправдать. «Они не собираются инвестировать средства по дипломатическим причинам», - утверждает Либерталь.

Во-вторых, значительное вливание денежных средств в группу развитых стран, которые наслаждаются высоким уровнем жизни, не будет понято китайскими гражданами, 57 миллионов из которых зарабатывают меньше 125 долларов в год, и может вызвать беспорядки.

Любой политический рычаг, который Китай может рассчитывать получить, помогая ЕС, также не появится быстро или легко. Чтобы положить конец эмбарго на поставки оружия в Китай, недостаточно простой встречи дипломатов. На данный момент Китай скорее будет делать взносы через механизмы Международного валютного фонда (МВФ), где капитал в безопасности, чем напрямую в Европу, и пытаться добиться для себя большей роли в этой организации. Перемены уже происходят: Мин Чжу (Min Zhu), бывший замглавы Центробанка Китая, был назначен заместителем директора-распорядителя МВФ в июле, став первым китайцем в руководстве фонда.

Но даже если Китай ничего не сделает, он может извлечь выгоду из проблем Европы. Пока лидеры ЕС сконцентрированы на своих собственных проблемах, они менее способны помогать США в вопросах развития, тем самым давая Китаю возможность расширять свое влияние в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Китай также может использовать свою военную силу для расширения своего присутствия в Южно-Китайском море, территории, богатой природными ресурсами, владение которой оспаривают страны Юго-Восточной Азии.

В то время, как Китай, судя по всему, готов оставить Евросоюз разбираться самому со своими проблемами, Россия более склонна использовать этот кризис в свою пользу, по словам Лорен Гудрич (Lauren Goodrich), старшего аналитика по Евразии в геополитической исследовательской компании Stratfor. Осыпающийся Евросоюз дает возможность российскому премьер-министру Владимиру Путину продвигать и рекламировать силу российской экономики и консолидировать поддержку внутри страны. В прошлом российские реформисты, пытавшиеся ослабить путинскую хватку, указывали на ЕС как на модель, которой Россия должна следовать и которой ей стоит вдохновляться. Сейчас их позиции из-за еврокризиса серьезно пошатнулись.

Другой стратегией, которой может воспользоваться Россия, является скупка по дешевке европейских активов, преимущественно финансовых институтов и энергетической инфраструктуры в Центральной и Восточной Европе, для усиления своего контроля над регионом, который некогда входил в сферу влияния России. Россия всегда рассматривала единую Европу как угрозу своей власти и своему влиянию, говорит Гудрич. «Она собирается посеять столько хаоса, сколько сможет». 

Андерс Аслунд (Anders Åslund), старший научный сотрудник Петерсоновского института международной экономики (Peterson Institute for International Economics), однако же, не согласен с таким замечанием. «Россия – держава, которая стремится к стабильности», - говорит он. Стране действительно есть много что терять в связи с проблемами в Евросоюзе, особенно если континент скатится обратно к рецессии. ЕС – крупнейший торговый партнер России, а нефть и газ составляют две трети ее экспорта в этом направлении. Цены на сырье будут снижаться, если глобальный спрос упадет. В 2009 году Россия испытала самое серьезное снижение ВВП из всех стран «большой двадцатки», этот показатель составил минус 7,8%. 

Путин понимает, насколько экономически уязвима Россия, и это помогает объяснить заявления, которые он делал в октябре, об «объединении сил» с ЕС и работой над соглашением о свободной торговле. «Кремль финансовых и экономических нарушений для себя, и больше не заинтересован в подстегивании беспорядков», - говорит Аслунд. Это также означает, что даже хотя у России и есть сильная заинтересованность в том, чтобы ЕС оставался здоровым и стабильным, она вряд ли будет использовать большую часть своих валютных резервов в размере 580 миллиардов долларов на внесение вклада в план спасения Евросоюза; этот капитал ей может понадобиться дома. Другие страны БРИК, Бразилия и Индия, тоже сконцентрированы на управлении своими собственными экономиками, и в равной степени неохотно готовы участвовать в решении проблем ЕС.

В конечном счете, кризис, вероятно, не станет фактором, меняющим правила игры, ни для одной из ведущих развивающихся стран. «Частично мы видим глобальное переключение, но это не переключение на альтернативный центр силы», - говорит Дэвид Гордон (David Gordon), руководитель исследований и директор по глобальному макроэкономическому анализу в Eurasia Group. «Это переключение к состоянию, при котором не будет центра силы». 

Гордон, вместе с Иеном Бреммером (Ian Bremmer), президентом Eurasia Group, считает, что это первый случай со времен Второй мировой войны, когда ни одна страна и ни один блок не будут иметь достаточного политического или экономического веса, чтобы продвигать международную повестку дня. Они называют эту ситуацию эпохой «большого нуля» (G-Zero era, по аналогии с G-7, G-8 и G-20). Одним из основных последствий мира без лидера, как предупреждают Гордон и Бреммер в редакционной статье в International Herald Tribune, станут «более беспорядочные результаты», когда грянет кризис.

Нигде нет больших свидетельств тому, чем в неспособности еврозоны справиться со своими финансами. Цены на итальянские облигации в последнее время растут, что делает все более вероятным ситуацию, когда стране потребуется внешнее финансирование для того, чтобы избежать дефолта. Проблема в том, что Италия может оказаться слишком велика, чтобы Европа ее спасала. И в условиях, когда никто не спешит Европе на помощь, все может окончиться действительно очень и очень неприятно. 

inosmi.ru

Категория: Экономика и финансы | Просмотров: 232 | Добавил: 62_Григорий_Семёнов | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Отель «АЖУР»

Поиск

Поделиться

Календарь

ВКонтакте

Copyright era.at.ua © 2017Сайт управляется системой uCoz